?

Log in

No account? Create an account

О лжи во спасение

Усвоив с малых лет, что «плохо», а что «хорошо», дети и взрослые могут так и не научиться различать полутона своей души. Например, им будет сложно принять в себе и окружающих недостатки. Такие люди почти никогда не позволяют себе вставать на сторону тени. Вернее, они там оказываются, конечно же, но чтоб не мучиться угрызениями совести и не получить наказания, они хитрым образом растолковывают обстоятельства жизни окружающим, дабы убедить их, что это была случайность и самозащита. Страх оказаться плохим для других заставляет этих людей лгать. В первую очередь самим себе.

Я помню, как наша учительница по русскому и литературе, которая к тому же была нашим классным руководителем, стыдила нас за укрывание плохих оценок от родителей. Она повторяла нам раз от раза, что мы лжём сами себе. Этих слов мы тогда не понимали. Вырывая лист из дневника и затирая чернильную тройку жёсткой стёркой, я думала лишь о том, чтоб не огрести дюлей от родителей. В укрывании правды было моё спасение. Я не начинала чувствовать себя лучше после этого. Скорее наоборот, я понимала, что это временная отсрочка серьёзного разговора.

Так в чем же заключалась моя ложь самой себе? Признаваясь в том, что я получила «тройку» за контрольную по матике, и не скрывая этого, я могла бы легче осознать мой пробел по этой теме. Признание выпускает эмоциональный аффект, освобождает факт от чувственной нагрузки и позволяет нам начать искать решение проблемы. То есть рациональность рождается там, где нет замка из переживаний. В противном случае мы действуем на эмоциях. На деле это проявилось попытками разобраться в непонятой теме. Это великолепные условия для того, чтоб нести ответственность за свои поступки. Маленькие пустячки в детстве – лучший тренажёр осознанности. Это раз.

Если бы дети признавались в своих «косяках» каждый раз, когда их совершали, то постепенно бы примирили своих родителей со своей неидеальностью и научились бы сами с ней классно уживаться. Это два. В противном случае образ хорошего ребёнка выстраивается на почве мастерски заметённых следов.

Тем не менее, часто вместо признания бывает сокрытие, и это становится катализатором роста пропасти на пути к узнаванию себя. Потому что это больно – вспоминать и окунаться мордой в ложь, которую ты сочинил, чтобы не травмироваться. И так поступают только те дети и взрослые, которые были травмированы уже ни раз, и ни два. И для них легче ещё раз солгать и жить с этим грузом, нежели получить новую травму. Сложно осуждать их за враньё, потому что это стало способом их адаптации к реальности. Без лжи действительность для них может быть невыносима.

В некоторых случаях, особенно если дело касается чего-то очень серьёзного, человеческая психика может выкинуть такой финт, что память сотрёт неприятный факт, а воображение перепишет его удобным образом. И это уже клиника.

С годами человек может накопить целый воз таких неприятных событий и действий, которые останутся лишь с ним, потому что он запрятал их в титановый корпус лжи. Он будет украшать и пестовать светлую часть своей души, полагая, что внимания достойна лишь она. А с окружающими такой человек будет очень строг: ненависть к своей неидеальности и смердящей куче пороков будет заставлять его презирать слабость и грешность других людей.

Поэтому родителям необходимо понимать, что они в первую очередь поддержка и опора для своих детей, а не бесчувственный индикатор света и тени, холодного и горячего, правильного и порочного. Они для того, чтобы сопровождать ребёнка на пути к себе, получать опыт и уметь быть эффективным в решении проблем. А это возможно лишь тогда, когда ты честен с самим собой.


Фото: из интернета
Странно отрицать черный цвет, тогда как этого оттенка в жизни достаточно. Нехорошо прятать баночки с этой краской от детей, нарядно выставляя на стол яркие и сочные цвета. Эгоистично - заботиться о красоте рисунков, стремясь сохранить все цветные отпечатки ребенка для потомков. Черный всюду, как и белый. Но у первого есть явное преимущество, он способен закрасить всё, уничтожить любую кляксу, слово, орнамент. Было/и не стало. Очень круто для первого переживания чувства власти ребенком! По уровню восторга стравнимо разве что с размазыванием собственных фекалий по кроватке, одеялу и стенам. Но ни то, ни другое делать детям не дают. Некрасиво и пользы никакой.
~
Ботинки, телек, фотоаппарат, пульт, телефон, собаки, машины, грязь под ногтями, колеса, мамина тушь, земля, муравьи, мухи, буквы в книгах - черные! Бывают и других цветов, но чаще черные! Ремешки, сумки, очки, перчатки, рюкзаки, мешки для обуви, носки... А еще пальто, куртки, пиджаки. По обыкновению всё это может встречаться в черном цвете. В таком лаконичном, торжественном и драматическом цвете.
~
Дети, в чьей палитре красок отсутствует этот цвет, ищут этой власти в отношениях, потому что вполне естественно хотеть давить и управлять, если сам ты частенько находишься в позиции подчиненного. Пригибаешься перед директивным учителем, строгим родителем, авторитарной бабушкой и мечтаешь хоть на минуту также, как и они, отжечь с кем-то. Им ведь можно, и тебе охота.
~
Если дать такому ребенку в руки черную краску, он, подобно Малевичу, превратит в темноту всё, что родится на листе. Безжалостно. Выровняв дыхание в унисон мазкам, перейдет к коричневому, цвету, с которым столько стыдных ассоциаций. Жирным слоем изобразит кашпо для всей этой черной земли. Залюбуется, как ровно получилось. А дальше можно и в красный цвет по уши залезть и вымочить в нем всю свою злость, либо перетечь в мягкий синий и почти уснуть от опустошения. А можно опять в черный вернуться. Смотря, насколько больно там, внутри.
~
Вот такое черно-белое кино. «Правильнее», конечно, когда детство яркое и пестрое, такое желто-красно-зеленое с воздушными шариками. Но у всего есть обратная сторона, как у Луны.

Близится время предновогодней суеты. Дети сочиняют желания, взрослые уже прикидывают, чего им будет стоить их вопрощение. Сегодня быть добрым Дедом Морозом для своих детей, удовольствие не из дешевых.

Наши с Вадимом дети весьма увлеклись процессом перебора желаний, а мы замерли в напряженном ожидании. Нет, в этот раз мы собираемся обойтись без костюмированных представлений, но письма волшебнику никто не отменял. Мои дети написали уже по 2 (!) письма. Дел Мороз похитил их записки с подоконника, уже внял заказам и принял к исполнению. Но сегодня дети сели писать по третьему письму!...Я было начала их тормозить, типа Дедушка уже забрал послания... какие могут быть еще письма? И тут Люся: «Ну и что? У меня очень много желаний! Как же мне с этим жить?»


Объясняю: «Оставь желания, чтоб загадать под бой курантов, а потом на день рождения...»
- Это не работает! Я проверяла. Я два года загадывала на новый год про себя желание о синих туфлях на высоких каблуках. И где они? А когда пишу в письме, всё выполняется,- заявила мне гламурная шестилетняя дочь. И логика у неё непрошибаемая.


Если б новый год случился летом, то было бы вообще тяжко. В июле Люся планировала попросить у Деда Мороза плащ-невидимку и волшебную сумку, в которой появляется всё, что не придумаешь.
А сейчас она борется с маленькими хотелочками, но среди них есть большое, очень человеческое и душевное «чтобы Зина снова могла бегать!» (Прим.автора - «Зина - наша такса, которую парализовало 2 месяца назад. Сейчас она учится заново передвигаться»)


Костя рационален. Его подарки должны быть про баскетбол или инженерию. Он стоит перед тяжелым выбором в третий раз)) Надеюсь, это письмо будет последнее в этом году. Он ориентируется на наши ресурсы, а еще уже умеет выстраивать приоритеты. Он понимает, что Дед Мороз совсем без бороды и по образованию медик.


Короче, дети растут. И я рада, что желания о любви, здоровье и достижениях потихоньку приходят на смену материальным подаркам. Пока не вытесняют их, нет. Но гармонично уживаются друг с другом. О чем мечтают ваши дети?

Фото: из интернета

Потерянное детство

Я теперь часто представляю взрослых детьми. Как оказалось, это полезный навык. Увидев в капризной женщине и сварливом мужчине ребенка, я ослабляю защитную хватку уязвленного хищника. Мне совсем не хочется после этого вступать с людьми в перепалку и мериться силой. Дети беззащитны и непосредственны. Они совершают свои поступки, следуя чувственному опыту. Чаще всего именно недостаток любви заставляет их выпускать когти, подобно голодным и затравленным котятам.

С некоторых пор я начала прибегать к этому приему, заботясь в первую очередь о себе. Я ненавижу ругаться, потому что после ссоры испытываю сильные муки от плотного чувства вины за то, что могла обидеть человека. И накатывающие терзания не остановить мыслью вроде «он сам первый начал» и «я просто защищалась». С себя спрос самый жесткий и пристрастный.

В момент раздражения я ощущаю каждой клеточкой свою слабость. Я буквально обмякаю от напора сильных эмоций. Если я смеюсь, то до немощности в пальцах рук и ног. Кажется, я превращаюсь в вязаный прикроватный коврик. А в голове такой шурум-бурум, как если бы я в одиночку управилась с бутылкой шампанского. Но бенгальские огни быстро затухают.

И вот, чтоб избежать осадка в виде чувства вины, я смотрю на ситуацию через призму детства. Ведь теперь я всюду ношу с собой в кармане волшебное стёклышко. Уже года три.

Из недавних наблюдений. Учительница первого класса публично отчитывает мальчишку за то, что он посмел ей возразить. Это происходит в холле на первом этаже, где обычно собираются родители и ожидают своих детей после уроков. Почти каждый день там можно наблюдать подобные сцены. Начинается обычно всё с того, что учитель выговаривает некоторым мамам своё решительное мнение о том, как ребенок «постоянно вертится», «не сидит ни минуты», «отказался вставать в паре с Петей, когда надо было идти в столовую» и т.д. Состоится или нет конфликт интересов, зависит от того, захочет ли ребенок защитить себя или нет. Чаще всего «виновники» молча сносят комментарии в их адрес, а родители багровеют от позора и готовятся учинить дома казнь, «принять меры», как того требует педагог.

Но есть отчаянные дети, не терпимые к наговорам. И иногда в холле можно услышать, как они пытаются защитить себя и оправдаться.
- Я вертелся, потому что Денис тыкал мне в спину карандашом! Настя специально роняла на пол мой пенал! Мне не видно, что написано на доске, поэтому я привстаю!

Лицо учителя наливается кровью, глаза мечут молнии в «бесстыжего», посмевшего высказаться. И вместо человеческого голоса становится слышен рык чудовища:
- как ты посмел открыть свой рот?!?! Как ты можешь возражать старшим??? Смирись!!!

Видно, что на голове учителя вздыбились выбившиеся из прически волоски, вены на шее набухли. Но если достать из кармана стёклышко и посмотреть через него на эту картину, то можно увидеть маленькую девочку в коротком школьном платьице с идеально белоснежным фартучком и воротником. На голове у нее тугие косички, в руках дневник с четверкой по труду, потому что она не нашла дома белых ниток и обработала края светлого ситца зелеными стежками. Оценку снизили за цвет. А вот напротив стоит мать и орёт на нее дуром: «Позорище! Свинья неблагодарная! Мать ее кормит, одевает, а она «четверки» таскает из школы!»
На самом деле «четверка» одна, а весь дневник усыпан «пятаками». Но если возразить матери и попробовать оправдаться, то можно получить по губам, потому что «со взрослыми не спорят».

И теперь, став большими, дети, которым в детстве не давали право на голос, заткнут за пояс любую мелочь, посмевшую вякнуть что-то в их сторону. Потому что так поступали с ними. И они верят, что выросли в достойных людей, потому что держали язык за зубами. В конце концов, другой вариант им просто не знаком.

Когда я вижу, как старший унижает младшего, мне хочется вцепиться в этого «взрослого». Но взгляд через призму детства позволяет увидеть покалеченный внутренний стержень этого человека. Он не может иначе, не умеет. Его самого также костерили и размазывали по полу. Он не ценит детство и тех, кто в нем живет, потому что ему никто не оставил шансов быть ребенком в своё время.

И тогда мне их жалко. Где-то внутри таких взрослых детей охота обнять, посадить на колени, восхититься зелеными стежками на ситце и их находчивостью, распустить тугие косы на голове, пахнущей плюшками и ребячеством, взять на работе выходной и прогулять вместе с ребенком эту дурацкую школу, бежать вместе в парк, на качели, в лес...

Фото: https://cs6.pikabu.ru/post_img/2017/09/30/5/1506751451126576151.jpg

Зубастая история

Первые верхние резцы самые сложные для выдирания зубы. После шуточных нижних эти просто так не поддаются раскачиванию. От следующих хотя бы знаешь, чего ожидать! Расстаться с ними в одиночку почти невозможно, но некоторым удаётся. Моя Люся сводит счета с одним из них уже целую неделю, но пока безрезультатно. Сегодня мы с Вадимом пытались ей помочь, но завершить дело нам мешал громкий ор. Решено отложить прощание с верхним резцом до лучших времён.


Я тут вспоминала, как выпадал один из моих верхних зубов. Это было летом, перед первым классом. Дело было в деревне у бабушки, где полным ходом шло возведение дома. Зуб вовсю шатался, и я грязными руками, между копошением в песке, хватанием кур и объятиями с собакой, активно раскачивала его. И вероятно, страх перед поселением глистов в моих кишках заставил бабулю предпринять решительные действия. Сама она меня очень любила и причинить боль никак не могла. Поэтому... позвала на помощь строителя Игоря.


Игорь был молод, красив и атлетичен💪🏻Уважал бабулю с дедулей и умел ровно класть кирпич. Он-то и попросил меня показать ему зуб, якобы из любопытства. Затем попросил разрешения потрогать. Повторю, Игорь был очень красив и атлетичен! А потому ему удалось легко ввести меня в заблуждение, уцепиться за мой зуб и вырвать его. Всё прошло так легко и незаметно, но предательство Игоря заставило меня разреветься и навсегда взять в рамочку это имя (не удивительно ли, что так зовут моего свёкра?)


А еще я сегодня вспомнила, что у нас в саду была нянечка, до дрожи любящая драть детям зубы. Не дай Бог она застанет тебя за раскачиванием зуба. «Деточка, давай помогу?!» - как бы спрашивая, но на самом деле всё уже решив для себя, она одной рукой делала захват головы, а другой уже нащупывала в твоем рту неустойчивый резец. Эту ее фишку я сразу просекла, и поэтому расшатывала зубы в сон-час под одеялом. Признавайтесь, у кого была такая же няня в садике?

Медленно жить

Молчание сегодня дороже слов. Голос ценнее написанных текстов. Хорошие книги приятнее, чем долгожданные новости.  


Иногда мне кажется, что я типичный интроверт. Я защищаю себя от рабочей загруженности и шумных выходных в компании друзей, если чувствую, что истощена и нахожусь на грани. И даже, по-честному, об этом не сожалею. В такие периоды я осознаю, что жизнь моя в медленных минутах наблюдения и подслушивания. Мне приятно расходовать своё время на мысли и книги. И чтоб сохранить равновесие, усилить чувство жизни, я берегу свою тишину.


   А потом, наполнившись, я могу быть экстравертом: дёргать за рукава одежд друзей и тянуть их в кафе, ходить с детьми в музеи, парки, магазины, по гостям. Мой план визитов и дел может быть расписан на полтора-два месяца, и наша семья пускается в гастрольный тур по области, чтобы жечь свои сердца, тратить смешинки, слезинки, дерзинки… Взяв такой ритм, мы звучим радостным гимном, и все вокруг думают, что у нас так всегда.    


Но утренники и вечеринки проходят, а с ними родительские собрания, фильмы, театры, гости и деловые проекты. И наступает время аутистического наслаждения. Мы с мужем и детьми лезем в свою берлогу, прижимаемся теснее друг к другу и начинаем медленно жить. Мы меньше едим, меньше тратим и почти никуда не вылезаем. Мы больше спим, обнимаемся и чаще смотрим друг другу в глаза. 


Read more...Collapse )
Никогда не мечтала работать с патологией. Насмотрелась ее еще в университете, разбирая и записывая истории болезни реальных людей, чья психика расщепилась, поплыла, неслась по грунтовке. Было и смешно где-то, но в основном больно и страшно. Пугала бездна, в которую были погружены эти люди с маниями, фобиями, неврозами, шизофрениями...
🌿
По ходу моей жизни стал вырисовываться мой собственный рисунок профессиональной деятельности. Узор этот складывался вокруг детей, женщин, семей. С мужчинами дело обстояло сложнее, и этому есть своё объяснение. Но об этом как-нибудь потом.
🌿
Так вот о патологии. Согласно, давней шутке, нет здоровых людей, а есть недообследованные. У всех свои тараканы. Но есть те, кто имеет ресурсы компенсироваться и жить в радости, а есть обратные случаи. Вот в этом втором варианте есть еще несколько степеней нарушенности. В самых крайних представлениях для меня в эту категорию попадают и люди с сексуальными расстройствами. И вот никогда бы не подумала, но оказывается, они смотрят сайты с анкетами психологов. И не просто так. Они звонят понравившемуся специалисту и шепотом начинают говорить о своих «проблемах». Они якобы готовы записаться на прием (хотя ты говоришь, что не работаешь с мужчинами), но вот именно сейчас им срочно нужно задать один ☝🏻 очень важный вопрос. И начинается:
«я не знаю, как сказать», «я не знал, как подойти к этой теме», «вы можете поговорить со мной по телефону, чтобы вас никто не слышал» (в это время супруг и сын странно провожают тебя взглядом, уходящую за дверь, а потом, лежа под ней, пытаются подслушать) и т.д. А дальше мужчина в телефоне, назвавшийся Алексеем, Рамилем, Рудольфом, Степаном (любое другое имя),сыплет словами sex направленности. И таким образом строит свой вопрос, чтоб твой ответ также содержал эти слова.
🌿
Первый раз я попалась на эту удочку и вежливо вступила в беседу, отвечала на вопросы, рекомендовала центры, где занимаются этими проблемами. Пока не услышала в трубке предыхание. Голос на том конце просил еще раз повторить то самое слово, и еще ( он не услышал ведь)😶С тех пор не верю, не повторяю, не объясняю. Коротко говорю основную инфу и бросаю трубку, иначе беседа не окончится.

Интернет сделал доступнее базу услуг с контактами, и неудивительно, что кое-кто использует ее для своих грязных дел. Хоть удаляй все анкеты с профессиональных сайтов...

О даче

Вопреки весеннему календарю погода плохо принимала перемены межсезонья и упорно держала низкие температуры. К выходным она совсем ушла в уныние и вновь разрешила зиме навести порядок. Снежная королева рьяно взялась за дело и за пару часов замела оттаявшие земли колючей порошей. Сердитая на апрельскую оттепель, она обошла всё Поволжье, заставив природу отсрочить пробуждение. Зима кутала города и поселения в слои ледяного воздуха и серых облаков. Набухающие почки, просыпающиеся ёжики и вернувшиеся грачи осторожно наблюдали за капризами погоды.

В те дни мы спланировали ехать на дачу, нас поджимали сроки высаживания роз. На город надвигалась хмарь. И набив машину саженцами и тёплыми вещами, мы выехали из него. Когда прибыли на место, весна почти полностью сдала свои позиции холоду.

Вадим затопил буржуйку. Печка дымила по-чёрному и нехотя отдавала жар. Я прибралась в комнате и согрела детям чай. Они хорошо устроились на матрасах с печеньем, одетые в шапки, куртки и сапоги. Дом встретил нас прохладно, он еще спал. И мы его потихоньку будили своими голосами и теплом.
Надев зимний пуховик, я пошла размещать саженцы. Несколько часов с перерывом на горячий чай мы с Вадимом селили розы по схеме, которую я рисовала еще зимой. Посадили почти всё, не считая нескольких кустов, которые было решено оставить до следующего раза. Было ошибкой полагать, что мы сможем одолеть такой объём посадок за один приезд. Печка остыла, сухие дрова кончились, дети замаялись, я замёрзла, Вадим устал. Уезжая, обратно в город, я волновалась, как укоренятся цветы, пойдут ли они вообще.

В мае стало понятно, что саженцы принялись и пошли в рост. Но оказалось, что в том месте, где разместился основной розарий, растёт клубника. Да так много, что пришлось задуматься о пересадке либо роз, либо ягоды. Расстроившись, что я так невнимательно оглядела участок по лету год назад, когда мы его покупали, я присела на лавку и попыталась вспомнить, каким он был в прошлом году.

Там, где сейчас набирала силу газонная трава, посеянная мужем, было вспаханное поле под картошку. Теперь слева тянули ввысь свои маленькие макушки яблони и вишня, а справа, поближе к дому, мы расположили маленькую голубую ёлочку. Лет через 40 она превратится в сочную хвойную барышню и по вечерам будет расстилать тень на беседку, где самые близкие и милые сердцу люди будут собираться на чай со смородинным листом, а может даже на домашнее вино. Точно, надо посадить виноград. Пока он разрастётся, Вадим научится гнать вино.

По канту нашего участка громоздко нависают пять старых яблонь. Они дают много плодов, которые сгнивают ещё на ветках. Надо подлечить этих старушек, они ещё нам пригодятся. Деревья росли вместе с детьми предыдущих хозяев, они помнят их. Молчаливые хранители воспоминаний, они стали им не нужны. С ними расстались, потому что некому ухаживать, а подросшим детям понадобились деньги, а не земля. Интересно, а мы сможем удержать равновесие и не скатиться до денег? Сможем ли ценить эту землю? Или поиграемся и продадим? А как же тогда беседка со смородиновым чаем под тенью ёлочки?

Встаю и иду любоваться садом. Касаюсь древних кустов красной смородины, замечаю молодые побеги пионов, чей цвет мне пока неизвестен, и иду к клубнике, которую решаюсь освободить из розового плена.

Тема сложная и извечная. Всякий ребёнок когда-то врёт, просто у каждого свой масштаб. Этому они учатся у взрослых, которые сначала играют с младенцами в «ку-ку», то исчезая за ладошками, то появляясь, а потом прячут конфеты от детей и говорят, что их нет. Во лжи нет ничего плохого, если она не приобретает криминальный характер и не становится механизмом для выживания человека, укореняясь в тёмных уголках его личности. Да, неприятно, когда тебя обманывают. Да, тревожно, но не смертельно. Дети часто используют обман, чтобы адаптироваться к реальности. Сейчас попробую объяснить как.

Если взрослые ежедневно нажимают на ребёнка и контролируют каждый его шаг, то тот в какой-то момент начинает очень хорошо понимать, какие его личные действия влекут за собой наказание. И поскольку наказания приносят печаль, а может даже и боль, то ребёнок будет скрывать факт своих «неправомерных» действий. Другими словами, если ругать ребёнка за «двойки», то школьник просто будет придумывать способы скрыть их. И чем больше родитель будет давлеть над дитём, тем изощрённее будут методы покрывания «грешка». Ну слышали же истории, как из учительской пропадали классные журналы, после чего их больше никто не видел?

То есть если я не могу учиться на «пять» и мне страшно, что со мной сделают за мои «двойки», то я просто буду их скрывать и врать до тех пор, пока есть такая возможность, хоть это и временная мера. Я не люблю наказания, поэтому избегаю их.

Если детям не дают лгать, что бывает в ситуациях, когда ребёнок не бывает наедине с самим собой, и к нему всё время приставлен какой-либо взрослый (мама, няня, учитель, бабушка и пр.),то в этом случае детский организм включает «аварийный режим» и уходит в болезнь. Под болезнью здесь я имею в виду нарушение любых физиологических процессов, от недержания мочи до сахарного диабета. Как только детям возвращают их право на ложь, завершается острая фаза нейродермита и отступает логоневроз. Но не навсегда, как можно понять.

Ложь – как способ адаптации к реальности, нужна, чтоб защищаться и избегать неприятностей. Никто не лжёт, потому что это просто прикольно. Нет, это не весело. Тому, кто сам сеет обман, на самом деле нелегко. Он ведь понимает, что говорит о том, чего не происходило наяву. И это сильный удар по самолюбию. Враньё – всегда необходимость, а не блажь. Если человек реально верит в своё враньё, то вероятнее всего, он находится на попечении в дурке.

Но вернёмся к детям. Родители волнуются, когда дети врут, и не зря. Но я бы на это смотрела не так: «Ага, ты солгал! Значит, ты не уважаешь родителей и ступил на кривую дорожку». Детская ложь – повод задуматься над тем, «как же я давлю на ребёнка, что он не может мне рассказать правду и боится меня». А ещё бывает такоё лёгенькое «административное» враньё, когда дети сыплют небылицами: что плавали с китами, с Путиным чай пили, неделю одни в лесу жили и прочее. Зачем это нужно детям? Они заполняют этими сказками какие-то свои прорехи. Ребёнок, который доволен своей жизнью, не будет заимствовать чужие истории и придумывать небылицы. Он может позавидовать другому малышу, потому что у того крутая игрушка, но не станет говорить, что у него точно такая же дома, если её там нет. Он знает, что сможет отнести эти чувства к родителям и те ему их растолкуют, поддержат его и обнимут. А тот, у которого нет такой возможности, соврёт, что он завтра в космос летит вообще-то.

Когда мне было четыре или пять, я впервые поняла, как может быть приятна ложь. Чтобы привлечь внимание детсадовских детей, я складывала ладошки лодочкой и прижимала их к себе, как будто у меня в них что-то лежит. Затем я прохаживалась по группе и как бы невзначай сообщала окружающим, что у меня тут хомячок. Вокруг меня собиралась небольшая компания из малышей, который требовали, чтоб я им показала хомячка. Я в свою очередь не торопилась разоблачаться. Я с восхищением «описывала» своего милого друга, какой «он миленький и пушистенький», «как вкусно пахнет». Толпа визжала и просила подержать в руках. И тут я показывала свои пустые ладони и говорила, что он убежал. Этот трюк работал на ура, и я проделывала его не один раз. Эти минуты внимания детворы, которая хочет с тобой сейчас дружить, обменять лучшие куклы и машинки на хомячка, ложились на мою душу как фланелевая заплатка с аккуратными стяжками. Они помогали мне почувствовать себя счастливой тогда, когда мне собственных ресурсов для этого не хватало.

Поэтому, если ложь – про грех, то точно не про детский. Но я предпочитаю рассматривать «враньё» как симптом. Симптом какого-то неблагополучия. И чтоб его устранить, нужно работать над причиной, а не лечить дизентерию таблеткой от поноса.

Фото: из интернета
Оставляла двух детей и собаку на два часа одних дома. Приезжаю, меня встречают как дорогого гостя.
Старший говорит:
- Смотри, мам, сколько я паззлов собрал!
Той, что помладше, тоже есть, что мне показать. Держит в руках металлический поднос с пластиковой едой и ласково так говорит:
- Я приготовила тебе обед, мамочка!

Идиллия, не считая бардака, но и фиг с ним.
- А Зина что делала? - спрашиваю, а сама быстро по подоконнику взглядом пробегаю, целые ли горшки с цветами. Целые, ничего себе!
- Она на вашем диване спала, - доложила Люська.
- А что еще делали вы?- интересуюсь и пытаюсь расчистить себе место на одном из детских диванов, чтоб сесть и обед "отведать".
- Читали. Я - "Снежную королеву", а Люся "Паддингтона", - докладывает и улыбается Костя.

Как-то аж приторно стало мне от таких правильных детей.
- Что ж, и мультики не смотрели? - спрашиваю я, пытаясь разбавить привкус сахара во рту.
- Смотрели... - признается дочь и добавляет, - про то, как зебра родила зебренка.
- Представляешь, на их землях пропала трава, и зебра ушла в чужеземье к шакалам. Там она почти сразу родила зебрёнка! - очень вдохновенно поясняет Костя.
- Жалко только, что не показали, как родила... - с сожалением добавила Люська и мило опустила глазки.

🌿Нормальные у меня дети, успокоилась я. Во рту сразу хорошо стало. "Слава Богу, по телеку не показали, как зебра рожает" - поймала я свою мысль. Потом съела самый вкусный суп из кукурузы, поцеловала две пряничные макушки и пошла на кухню исследовать, что ели эти двое.
Почти исчезли пряники. На столе батарея стаканов с водой и лимонадом, вся поверхность припорошена крошками. А я волновалась, что меня встретят голодные глаза... Сзади меня стоит Люська и, глядя, как я озираюсь, решает прокомментировать:
- Мы съели остатки копченой грудинки и запили ее квасом. Потом Костя перешел на пряники, а я на сушки.

Очень довольная дочь сканирует мою реакцию. Поняв, что я не очень поражена, напоминает про роды зебры.
У меня хорошие дети:)

Profile

femme_ekka
femme_ekka

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Taichi Kaminogoya